Другие журналы

научное издание МГТУ им. Н.Э. Баумана

НАУКА и ОБРАЗОВАНИЕ

Издатель ФГБОУ ВПО "МГТУ им. Н.Э. Баумана". Эл № ФС 77 - 48211.  ISSN 1994-0408

Информационное общество?

24.01.2005
Сейчас очень часто можно слышать о том, что мы живем во время информационной революции, что информация – основа нашего общества, что информатизация общества движется семимильными шагами, что, что, что...

Это говорят СМИ, это говорят политики, а уж как это говорят деятели от образования!...

Но впечатление такое, что за словами, как это часто случается в обществе, особенно в нашем, российском (обо всем мире говорить не буду, поскольку не располагаю нужной информацией) – пустота, сплошная говорильня без малейшего содержания либо с абсолютно "посторонним" наполнением.

Попытаюсь объяснить, что я имею ввиду.

Что предлагается в качестве "физического наполнения" понятия "информатизация общества"? Почти всегда – техническое оснащение процесса поиска, а затем – обработки и сохранения ИСКОМОЙ (в данном случае это – ключевое слово) информации. Почти никогда – содержание, направление и способы передачи РЕАЛЬНЫХ информационных потоков. Как мне представляется, именно в этом, в несовпадении ЖЕЛАЕМОГО и РЕАЛЬНОГО, и кроется и беспомощность всей нашей системы управления, и неэффективность работы СМИ, и глобальное падение уровня образования (а вот это – не только у нас), и беспомощность и "кривизна" проводимых реформ.

Когда в конце прошлого века в институтах и школах начали вводить предмет "информатика", а затем и "информационные технологии", долгое время и сами разработчики предмета, и преподаватели на местах были в растерянности: что включать в содержание курса? Было понятно, что информатика как-то связана с инструментарием обработки и хранения этой самой информации, с компьютерами. Поэтому первыми компонентами предмета "назначили" некоторые элементы теории информации (предмета не менее сложного и фундаментального, чем теория поля или, скажем, теория относительности), плюс чисто "компьютерные" знания, в которые, за нехваткой собственно компьютеров, включили программирование, якобы развивающее логическое мышление, а заодно – принципы функционирования собственно инструмента ПК.

Из теории информации были включены: представление об информации как объективной реальности, некоторые способы ее передачи, получения и применения, представление о некоторые природных и социальных информационных процессах. Это было бы здорово, если бы подкреплялось сразу же практикумами по сбору, обработке и применению информации под конкретные задачи управленческого, идеологического или политического плана (а не т.н. "практическими работами" по перечислению примеров из жизни). За неимением практических навыков полученные знания, как водится, остаются умозрительными положениями, забывающимися сразу после сдачи экзамена или зачета.

Принципы функционирования ПК, разумеется, полезно знать – как принципы работы сотового телефона, телевизора и микроволновки. Только при чем здесь информатика – наука об информации? Это должно быть разделом физики, точнее, даже не разделом, а примерами практического приложения тех или иных физических принципов (как рассматривают в курсе физики двигатель внутреннего сгорания, электронную лучевую пушку, синхрофазотрон и т.п.).

Программирование как тренажер логики, возможно, и дает что-то – десяти процентам детей. Суть в том, что большинство людей, как выражаются психологи, "правополушарные", т.е. более, чем многие люди воспринимают мир через эмоции, а не через структурное мышление. Это раз. Второе: есть линейная логика, четко формулирующая задачу и отбрасывающая все, что не представляется относящимся к этой задаче. Такой подход свойственен компьютеру, поскольку ввод данных под каждую задачу ограничен и временем работы, и просто физическими возможностями механизма, и шизофреникам, не способным воспринимать окружающую действительность во всей полноте связей. Думаю, никто не станет возражать против утверждения, что в нашей жизни все взаимосвязано – даже с фазами Луны, как бы это смешно ни звучало (если призадуматься, то эту связь можно увидеть), и эти связи отслеживает "объемная" (неформальная) логика, действующая иногда на подсознательном уровне. Попытки отследить ВСЕ связи приведет компьютер к зацикливанию и "зависанию", а человека – иногда к той или иной степени аутизма. Привычка безоговорочно отбрасывать информацию, которая кажется не относящейся к вопросу, возможно, и хороша для решения узких технических проблем, но в естественнонаучных или гуманитарных областях она мало того, что непродуктивна – иногда просто опасна (смотри текущие события из разряда нашего отечественного законотворчества и политики).

Итак, к чему я, собственно веду?

Благодаря развитию средств коммуникации, передачи, обработки и хранения информации, общество, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, вышло на качественно новый уровень, а именно: имеющаяся в распоряжении человечества информация становится ДОСТУПНОЙ практически в неограниченном объеме почти для всех (пока; скоро оговорка "почти", я полагаю, будет означать не тех, кто не имеет к информации доступа, а тех, кто получать ее не хочет). Грубо говоря, любой, кто хочет что-то узнать, имеет возможность это узнать – если это известно хотя бы небольшой группе людей в мире. Сюда входит, кроме научной, деловой и рекламной информации (в т.ч. PR-информации), информация практически любой направленности, вплоть до сугубо личной. Объемы информации замедляют поиск чего-то конкретного, но легко позволяют получить кроме искомого еще и "левый" материал, зачастую довольно неожиданный. Выйдя из информационного "полувакуума", мы попали в мир избыточной информации, которая не может не оказывать на нас влияния.

Грубый пример (когда-то я его уже приводила): ребенок может, отыскивая по заданию учителя материалы о вреде курения (алкоголя, наркотиков, нужное подчеркнуть) найти материалы и прямо противоположной направленности. Всевозможные фильтры поисковых систем, различные контролирующие организации положения не спасут: играть словами и понятиями, изобретать иносказания и творить сленг ни наших детей, ни нас самих учить не надо. Сайт сегодня есть, а завтра его нет, или на нем нет криминального материала, но кто-то уже прочитал, как делается бомба, или как можно поиздеваться над другим человеком, или как совершить кражу и не попасться...

Я уже молчу о распространении "криминодельной" информации в обыкновенных новостийных программах радио и ТВ, о популяризации криминальных профессий (да, именно так, без кавычек – это именно профессии) художественными средствами литературы, кинематографа и эстрады. Это уже вопрос государственной политики, поскольку эти области деятельности пока как раз вполне контролируемы; другое дело, что контролем, видимо, заниматься то ли некому, то ли страшновато – можно получить обвинение в ущемлении свободы слова.

Разговор сейчас о Всемирной Паутине как отдаленном, но все-таки прообразе... телепатии.

Ситуация с распространением информации через эту сеть можно сравнить с нахождением в реальной активной биосфере. Сколько микроорганизмов нас окружают ежесекундно? Миллиарды? А сколько из них имеет прямую возможность причинить нам неприятности – от слабого першения в горле до прощания с белым светом? Тоже миллиарды? Однако поместить организм в стерильные условия означает его погубить, это знают все (кроме рекламщиков дезинфицирующих средств, "убивающих все известные вредные микроорганизмы"). Даже полное уничтожение комаров-кровососов нанесет непоправимый ущерб экосистеме, которая может потом и не оправиться от такого "благодеяния". Помните, как начались летние бедствия с буквально все выедающими на своем пути гусеницами лугового мотылька? Того, который на станции Дачная и по сейчас каждое лето объедает кустарники по берегам Олхи? А ведь все началось с желания местных властей обезопасить от укуса клеща каких-то важных особ СВЕРХУ... "Опыленные" пригородные леса быстро остались без птиц, без которых вылупившиеся через некоторое время мотыльки остались полностью предоставлены себе.

Так вот, "чистки" информационного пространства окажутся не менее, если не более вредны. Причина в первую очередь в том, что существующая информация никуда не денется (один из основных законов теории информации – она не возникает и не исчезает, она ЕСТЬ, как есть энергия или пространство). Если изъять ее отображение в одном месте, она отразится в другом. Эту истину люди знают давно – открытие нельзя "закрыть", даже если уничтожить все данные о нем и всех причастных к нему, все равно его отроют заново. Человеческое же общество, лишившись (временно!) вместе с открытием и всего, что оно за собой влекло, окажется отставши само от себя. Кто знает, что с нами сейчас было бы, если бы изобретенные еще во времена Рима гребной винт и паровой двигатель кто-то использовал бы не только в качестве игрушки, а велосипед, парашют и дельтаплан Леонардо не грозили бы ему неудовольствием церкви...

Что же делать?

Сейчас мы оказываемся в такой ситуации: политики, пытаясь добиться популярности и поддержки в периоды выборов, активно наводняют информационное пространство искаженными данными (ложной информацией). Люди, получая эту информацию и принимая ее за чистую монету, делают неверный выбор. Обратная связь между людьми, которые в конце концов начинают понимать, что их надули, и теми, кто это сделал, тоже далека от совершенства, поскольку, спуская "сверху" искаженную в "передаточном звене" информацию, получают обратно информацию, "деформированную" тем же звеном. Управленца сознательно отрывают себя от управляемых, строят на основе искаженных (и урезанных по принципу "это здесь неважно) данных модель, не имеющую ничего общего с действительностью, почему управление буксует даже там, где, казалось бы, никакого сопротивления быть не может, потому что эта часть модели вроде бы адекватна действительности. Да что мне вам рассказывать – сами прекрасно это видите.

Я хочу сказать следующее: при существовании возможности получения и обработки практически любой информации, этими возможностями не только не пользуются – их намерены испортить в угоду "урезанным моделям", "программированию общества на уровне простой последовательности команд" (даже на элементарнейшие циклы или простейшее условные операторы почему-то не хватает то ли времени, то ли желания, то ли образования).

С тем, что у нас есть, уже каши не сварить. Представители конторы, привыкшей скрывать информацию или интерпретировать ее в заданных терминах, не смогут ни – увы! – использовать, ни изменить, ни, к счастью, "закрыть" существующую и продолжающую развиваться систему свободного обмена информацией. Они уйдут, придут другие. И вот эти-то другие должны УМЕТЬ ГРАМОТНО обращаться с информацией. Что возвращает нас к проблемам образования...

Чему сейчас учат в школах (да и большинстве ВУЗов, полагаю)? Какова образовательная парадигма, так сказать, информационного общества?

Если отрешиться от терминологической шелухи, которой заполнены сейчас всевозможные выступления, статьи и законопроекты органов управления образованием снизу доверху, мы имеем следующее. Каждый предметник обязан дать определенное количество фактического материала, каковой дети должны запомнить и уметь применить по готовому алгоритму. По готовому алгоритму решать математические, физические, химические задачи, анализировать экономику и политический строй государств, строить отдельные слова и целые фразы, писать сочинения, etc., etc., etc... Чем точнее следует ребенок формуле-формулировке-правилу-алгоритму, тем лучшие оценки он получает, тем лучше его отношения с преподавателем, тем больше у него шанс на положительную оценку итоговой аттестации. Алгоритмы задаются преподавателем и отрабатываются на всевозможных упражнениях. Да, учитель поручает ученикам "творческие" работы – доклады, рефераты, газеты... которые дети благополучно списывают с "1000 золотых сочинений", скачивают с referat.ru, сканируют и перепечатывают из учебников. Исключения – они исключения и есть; почти всегда даже разработка и наполнение школьных сайтов "направляются" (читай: проектируются и директивно "назначаются" для исполнения) учителями – в меру их представления о том, что там должно быть (но почти никогда не "что интересно", "что нужно", "чего дети хотят").

Мне приходилось сталкиваться с детьми разных возрастов и учителями разных предметов. Суть львиной доли претензий первых: "зачем мне это надо? Если понадобится – я найду и выучу, а так только время зря трачу". Суть львиной доли претензий вторых: "дети не умеют думать, не умеют анализировать, норовят в лучшем случае зазубрить. Не читают, не слушают, практически совершенно отсутствует желание что-то знать". Не видите точек соприкосновения?

Легкодоступность информации порождает иллюзию отсутствия необходимости ее предварительного усвоения. "Я в любой момент найду, что мне надо, и выучу" – это да. Но вопрос ставится в принципе не о том. Чистое знание формулировки физического закона – это НЕ понимание принципа его действия и, тем более, не умение его применять. Зазубривание схемы анализа литературного произведения – это НЕ умение понять смысл описываемых событий и чувств, причины поступков и источники ошибок и успехов героев. Знание грамматических правил НЕ СПАСАЕТ людей от слепоты к собственным ошибкам. Информация о провалах в экономическом планировании об акциях протеста не дает помощи в поисках наиболее приемлемого выхода из сложившейся политической и экономической ситуации. Пора начинать исходить не из заучивания правил и приемов, а из умения ставить задачу, собирать информацию для ее решения и эту информацию применять. Еще – учить детей не использовать зазубренные алгоритмы, а разрабатывать их, не повторять написанное в учебнике, а думать, делать выводы, сравнивать версии, искать и проверять достоверность найденной информации. Разумеется, инструментарий (как материальный, так и теоретический) ученикам тоже должен даваться, но не в виде готовых алгоритмов, которые зачастую подменяют собой теоретическую подготовку по предметам. А вот от единых учебников, возможно, стоит отказаться, отказаться от привязанности учителя и ученика к учебнику ВООБЩЕ. Здесь как раз можно пустить в дело мировую практику: учитель – это тот, кто НАПРАВЛЯЕТ учебную дейтельность в нужном направлении, консультирует учеников, объясняет недопонятое, а учится – ученик.

С одной стороны, такой подход был вроде бы уже заявлен, даже на всех педконференциях и других педмероприятиях все больше звучит "проектный подход", "метод проектов", "инновационная деятельность" и т.д. С другой стороны, все эти вещи в подавляющем большинстве остаются какими-то "понарошечными", как разработка школьных интернет-сайтов, в большинстве своем никому не нужных ни для чего, кроме получения "галочки" ученику-учителю-школе-департаменту или день самоуправления в школе.

И вот здесь – вторая претензия учителей к ученикам: "они чем угодно занимаются, лишь бы не работать, как маленькие". А я добавлю: "поколение Next" – это в большинстве своем поколение играющих, и мы сами их к этому подталкиваем. Они, наши дети, МОГУТ быть очень рациональны, суперпрактичны, они в подавляющем большинстве своем не сделают лишнего шага, если он не будет сулить им определенной выгоды. Они неидеологизированы, они МОГУТ работать – и еще как! – но при выполнении одного из двух условий: или это им будет по-настоящему ВЫГОДНО, или если это им будет ИНТЕРЕСНО. А интересно им ДЕЙСТВОВАТЬ, причем желательно так, чтобы все это замечали, чтобы эмоции били фонтаном, чтобы те, чье мнение для них важно, оценили "крутизну" действия. Вот здесь-то наши дети легко ловятся на боевики и "action", на круговую поруку и "экстрим", на любое броское и вызывающее действие. Вспомогательный фактор – вырабатывающаяся компьютерными играми и ролевыми игрищами подсознательная уверенность в том, что ВСЕ МОЖНО ОТМЕНИТЬ И ИСПРАВИТЬ.

Обеспечить детей яркои интересной работой мы, увы, не в состоянии. Но сенсорный голод как-то надо удовлетворять, причем средствами, как можно более далекими от криминальной романтики или неоправданного бессмыссленного риска (оно, конечно, "безумству храбрых", "мертвый лев лучше живой собаки" и так далее, но население нашей страны по-прежнему наполовину состоит из стариков, так что молодежь надо бы поберечь). Как? Малявочки с удовольствием занимались бы скаутингом (вместо тоскливого распорядка стационарных лагерей летнего отдыха), старшенькие – с неменьшим удовольствием бы ходили в серьезные альпинистские, конные, спелеологические походы, занимались бы яхтами или дайвингом, если бы это было МАССОВО ДОСТУПНО в финансовом плане и направлялось бы опытными тренерами, т.е. опять-таки нужно финансирование. Если же состояние здоровья или семейные обстоятельства не позволяют ребенку заниматься тем, что ему дает возможность самореализации, давайте обеспечим им работу, которая даст им не символические копейки, какие платят им при так называемом "летнем трудоустройстве", а реальные деньги – например, за работу в строительных и ремонтных организациях, в туристическом бизнесе курьерами, горничными, официантами и т.п.

Уже прозвучала на страницах СМИ фраза о том, что будущая пятилетка должна стать периодом приоритетного обеспечения всего, что связано с детьми. Даже лозунг какой-то был – что-то вроде "сделаем наших детей самыми счастливыми детьми в мире!". Вот только финансирование социальных программ опять сворачивается, тех, кто спонсировал образовательные программы в Росии как-то не остается, окончание 11-го класса почему-то превращается сразу в попытку поступления в ВУЗ, вместо умений и навыков работы с информацией детей переориентируют на успешное зазубривание тестов и алгоритмов, образовательные минимумы срезаются до "не могу", педиатры и терапевты плавно превращаются в фельдшеров под пышным названием "домашний врач", студентам и абитуриентам грозит повальный стройбат, разбавленных (не приведи Бог!) горячими точками (спасибо, что хоть не взяли пока пример с Израиля девиц забривать)... Где уж тут о развитии каких-то там детей думать – это же такую работу провернуть придется, столько денег вбухать – и ничего на этом не заработать, вот беда!...

БАБР.RU, http://babr.ru
 
ПОИСК
 
elibrary crossref ulrichsweb neicon rusycon
 
ЮБИЛЕИ
ФОТОРЕПОРТАЖИ
 
СОБЫТИЯ
 
НОВОСТНАЯ ЛЕНТА



Авторы
Пресс-релизы
Библиотека
Конференции
Выставки
О проекте
Rambler's Top100
Телефон: +7 (915) 336-07-65 (строго: среда; пятница c 11-00 до 17-00)
  RSS
© 2003-2020 «Наука и образование»
Перепечатка материалов журнала без согласования с редакцией запрещена
 Тел.: +7 (915) 336-07-65 (строго: среда; пятница c 11-00 до 17-00)